Как вы площадь назовёте…

Для начала – вымышленный, но очень характерный для Николаева монолог:

«Я не люблю историю. Мне не интересны выхолощенные рассказы о людях, с которыми я разминулся во времени и пространстве. Меня не трогают подробности и даты войн и катастроф. Не знаю ничего более бесполезного, чем жизнеописание царей и прочих Тутанхамонов. Я не люблю историю.

Я иду по улицам и для меня слова «Казарского», «Рюмина», «Потёмкинская», «Даля» ничего не значат, кроме топографических ориентиров и названий остановок общественного транспорта. Мне всё равно, как называлась эта площадь много лет назад, да и её нынешнее название для меня пустое слово. Ну, «Ленина», и что с того? А была какая? «Херсонская», что ли? Ну и ладно. В честь чего? Да ты что! Ай-яй-яй…»

Не любишь историю — она отвечает взаимностью. Она мстит и водит по замкнутому кругу, кидая на одни и те же острые углы. Ты бросаешь заледенелый окурок в мусорную кучу у облезлого парадного и попадаешь в обёртку от мороженого, которую твой сын бросил сюда ещё летом. Куча выросла с тех пор. А сознание — нет. Завтра мы вновь пройдём этой же улицей и традиционно внесём свой посильный семейный вклад в утолщение культурного (бескультурного?) слоя города. Мы выйдем на центральную площадь в поисках развлечений и влипнем в историю. Историю переименования.

Справа кричат: «Пора переименовывать! Сколько можно терпеть родимые пятна тоталитарного государства на теле молодой страны?». Слева в ответ: «Это наша история! Вы хотите уничтожить память прожитых поколений? Не дадим опорочить славную историю отцов». «А вы же сами её переименовали сто лет назад! И памятник губернатору варварски снесли!». «А вы тоже снесли памятник!». «А и правильно, этот никакого отношения к городу не имел!». «А вы…». «И вы…»

Вяло живём, господа-товарищи. Табличку поменять тяжело? Плёвое дело. Была бы воля. Сложнее поменять отношение горожан к истории родного края. Для начала надо хотя бы узнать её, историю. А вот с этим настоящая беда. Не так давно знакомые энтузиасты-краеведы провели выборочный опрос горожан на предмет знания основ истории города. Результаты превзошли все пессимистические прогнозы. Ни дети, ни взрослые не знают о своём городе почти ничего. Повторяю по слогам: ни-че-го!

Граждане демократически развитых государств, прежде чем получить документ о гражданстве, сдают экзамен на знание истории страны. Несколько десятков обязательных фактов прошлого, которые должен знать каждый. Исторический ликбез, ист-минимум. Может быть, стоит попробовать провести подобный эксперимент в границах города? «В каком году был основан Николаев? Какая самая старая улица города? Что такое Воловий двор? Где в Николаеве был Привоз? Какая из улиц никогда не переименовывалась? Где находится Магистратская площадь? Как она называется сегодня?»

Позволю себе лирическое отступление, смысл которого станет понятен немного ниже. Николаев всегда был пыльным городом. Весёлый ветер не только пел песни юным морякам, но и приносил песчаные бури, поднимая в воздух всё, что мог собрать с окрестных степей. Дальновидный Грейг две сотни лет назад в приказном порядке начал насильственное озеленение города. Ситуация продвигалась чрезвычайно медленно. Земли полуострова были неплодородны, а горожане и чиновники ленивы, воровиты и неисполнительны. Маленькие кривые акации и чахлые тополя не могли помешать частым пыльным бурям. Но мало-помалу дело шло, и когда в 1955 году пустырь в Соляных был одномоментно превращён в парк Победы, климатическая ситуация в Николаеве наконец-то изменилась в лучшую сторону. Огромный зелёный массив надёжно заслонил город с Севера. С тех пор в центре стало легче дышать. Пыли стало меньше, а влага, которая задерживается в границах города и не выдувается ветрами, оказывает правильное влияние на рост деревьев. Цепная реакция начала своё благоприятное действие. Сегодня город настолько зелёный, что самой большой проблемой является фотофиксация архитектурной картинки города: за буйной зеленью практически не видно фасадов зданий.

Ликвидация безграмотности в вопросах истории родного города может стать тем «зелёным» заслоном, который защитит население от идеологической «пыли и грязи», даст благодатную почву для роста нового, станет духовным фильтром и подарит объединяющую всех идею. Пустырь в наших головах зарастёт бурьяном, если на нём не высадить семена знаний. И лучше если это будут знания «корневые», глубокие, базисные. Человека, который знает, что на самом деле было, невозможно обмануть, вовлечь в политическую афёру. Тот, кто знаком с историей своей улицы, чувствует фальшь политических лозунгов, понимает, когда его пытаются использовать, не поддаётся на дешёвые провокации.

Я могу не любить историю. Но я должен её знать. Мне должно быть известно, что городская площадь, которая сегодня во всех официальных документах носит имя «вождя мирового пролетариата», — старейшая николаевская площадь. Она младше города всего на несколько лет. Её первое имя – Магистратская, от названия органа местного самоуправления. Потом её именовали Соборная, а после революции она была и Советской, и  Театральной, и вновь Соборной. На этой площади в разные эпохи стояли памятники, били фонтаны, вокруг неё располагались государственные органы и культовые сооружения. Она была вымощена булыжником и устлана асфальтом красного цвета. На ней находился художественный музей имени Верещагина и проводились траурные демонстрации. Здесь поднимали флаги и принимали парады. Сегодня по ней гуляешь ты со своими детьми и внуками.

Коллективная историческая память – вот то, что сегодня жизненно необходимо. Судьбы людей и улиц, спрессованные временем, дадут почву для дальнейшего развития. Станут фундаментом, на котором мы построим ещё не одну площадь. А уж после пусть наши потомки их переименовывают. Но не в угоду конъюнктуре, а согласно духу нового времени.

 

Оригинал статьи в газете «Вечерний Николаев»

Отмечено

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *